Jump to content
Sign in to follow this  
PIOneer

Делай, что должен, и будь что будет…

Recommended Posts

еще одна статья об омском велоспорте и о тех, кто с ним связан.

 

Нечасто приходится встречать людей, для которых эта великая максима становится житейским принципом не на словах, а на деле. У Геннадия Николаевича Павлухина, старшего тренера-преподавателя школы высшего спортивного мастерства, получилось именно так. Во всяком случае, заслуженному тренеру России и СССР (а их в нашей области немногим более десятка), главному тренеру сборной области по велоспорту и заслуженному работнику физической культуры за 44 года ни разу не приходилось менять место работы.

Share this post


Link to post
Share on other sites
UnPinned posts

Человек, на глазах которого происходило становление омского велоспорта, родился в 1938 году. Прошло без малого четверть века, и талантливый спортсмен, а чуть позже и блестящий тренер, начал вписывать в его историю собственные страницы. Кстати, в Челябинске, откуда Геннадий Николаевич переехал в Омск, велоспорт уже находился на очень приличном уровне, а имена многих гонщиков, особенно Гайнана Сайдхужина, знал весь Советский Союз. Правда, и сам Павлухин прибыл в наш город отнюдь не в ранге спортсмена, «подающего надежды». Мастерские нормативы в конькобежном и велосипедном спорте он выполнил еще в возрасте 18 лет. До Всесоюзных студенческих игр в Киеве, круто изменивших жизнь Геннадия, тогда оставалось два года…

post-8-1234295381_thumb.jpg

— В 1958 году я был студентом первого курса Челябинского политехнического института и не помышлял о спортивной карьере. Но в Киеве произошла встреча, которая стала для меня судьбоносной. Она поменяла в моей жизни всё: и специальность, и призвание. Вроде стремился к одному, а получил другое!

Я очень неплохо выступил на тех студенческих играх. Меня заметили омские тренеры и предложили поступить в тогда уже весьма известный институт физкультуры. Не могу сказать, что меня переманивали. Оказалось, я и сам был внутренне готов к этому несколько авантюрному шагу. Когда вернулся домой и отец, почетный железнодорожник, узнал, что я бросаю политехнический и собираюсь поступать в физкультурный, был грандиозный скандал: «Ты мне не сын!», и матери наказал ни рубля не посылать. Иногда тяжело бывает объяснить что-то даже самым близким людям. Но потом, когда я стал приличным гонщиком и в газете «Челябинский рабочий» на целую страницу написали материал про нашу семью в связи с моими успехами, отец начал признавать, что я занимаюсь делом. Ну а когда я начал работать в сборной СССР и время от времени мелькал на центральном телевидении, тут уж тем более появился повод для гордости.

 

В Омске Павлухин сразу попал в сборную области. Ставку на него делал сам Леонид Иванович Живодёров, поскольку новый студент института физкультуры был в то время единственным, кто попадал на чемпионат страны от Омска.

Серьезно заниматься спортом Геннадий Николаевич начал лет с пятнадцати, и свои мастерские звания получил в очень короткий срок. Увлечение спортом не было наследственным. Сначала, как и всякий мальчишка, он с удовольствием гонял в футбол, не упускал возможности поучаствовать в лыжных соревнованиях. То есть в целом, по словам самого Геннадия Николаевича, «шевелился». Однажды их с другом заметила на катке Александра Михайловна Елисеева. Она, первый тренер, и научила этих мальчишек искренне любить спорт. Да и не только их. В одной секции с ребятами резали лед будущая

четырехкратная олимпийская чемпионка Лидия Скобликова и олимпийская чемпионка Татьяна Мухина.

 

Победы — не случайность, настырность — не порок!

В начале 60-х годов сборная Омской области по велоспорту стала пополняться гонщиками, которые оказались сильны не только в индивидуальном плане. Очень скоро выяснилось, что четверка Павлухин—Соколов—Терёхин—Юдин — это на редкость сбалансированная и боеспособная вело-единица. В 1962 году таким золотым составом омичи впервые выиграли командную гонку Спартакиады народов и с этого момента начали постепенно приучать соперников к своим победам. post-8-1234295410_thumb.jpg(слева направо):триумфаторы командной гонки на Спартакиаде народов Геннадий Павлухин, Георгий Юдин, Владимир Соколов, Владимир Терёхин.

 

— Конкурентами у нас в основном были горьковские гонщики. Очень сильные спортсмены, наши извечные соперники. Почти все они входили в сборную Союза: Кулибин, Тараканов, Кондаков, Знаменский. Предпочтение тогда, конечно, отдавалось горьковской команде, на нас никто не ставил. Но все-таки мы выиграли у них 100 км! С горьковчанами мы достойно сражались и на Калининской многодневке: Калинин—Валдай—Новгород—Ленинград и обратно. Эти соревнования были, наверное, самой престижной велогонкой страны. Здесь «родились» Капитонов, Сайдхужин, Кулибин, Черепович. Да через них прошла почти вся сборная СССР! Мы участвовали в Калининской гонке раз пять, выигрывать не удавалось, но призовые места занимали.

У нас сложился очень хороший коллектив. С Владимиром Терёхиным я познакомился на зональных соревнованиях в Красноярске. Я там «прокололся», вся группа уехала, а он остался со мной. Живодёров быстро заменил мне колесо, и вдвоем с Володей мы достали лидеров. Тогда я и пригласил его в наш институт. Потом он семь раз выигрывал раздельный старт на чемпионате СССР. Георгий Юдин был местный, из Саргатки, начинал с занятий лыжами. Кстати, как и Владимир Соколов, заведующий сегодня кафедрой велоспорта в СибГУФКе. В Омск он приехал из Уфы в 1960 году, через 11 лет выиграл чемпионат мира. В свое время вне командных гонок мы с ним очень азартно соперничали. Групповую гонку я Соколу никогда не проигрывал, зато в раздельном старте Володя был гораздо сильнее. Борьба у нас получалась по-настоящему захватывающей.

post-8-1234295402_thumb.jpg(слева направо): «Золотой экспресс» — одна из лучших команд страны начала 60-х — Георгий Юдин, Владимир Терёхин, Геннадий Павлухин, Владимир Соколов.

 

Выигрывать групповые гонки Павлухину помогал отлично поставленный финиш. А умение моментально ориентироваться в ситуации и находить правильные и при этом неординарные решения сделало его блестящим капитаном в командных гонках.

 

— Капитан определяет тактику прямо по ходу заезда, подсказывает партнерам, куда сместиться, кого подержать, кого подвезти. В групповых гонках борьба бывает очень жесткой. Если попадаешь один в компанию соперников, работать перестаешь. Выходишь вперед и, наоборот, начинаешь потихоньку «замедлять» группу, чтоб свои скорее догнали. Однажды я попал в компанию сразу трех горьковчан. Получил по спине насосом! Сашке Кондакову как-то говорю:

— Помнишь, как ты меня насосом лупил?

— А разве тебя? Да уж больно ты был настырный!

 

Два медведя в одной берлоге

Пожалуй, этого полезного для спортсмена качества Павлухин не потерял и на тренерском поприще. Когда в 1963 году сразу после окончания института Геннадий Николаевич пришел в ШСМ (школу спортивной молодежи — «прародительницу» нынешней ШВСМ), это был молодой, но уже многое повидавший специалист. Кстати, параллельно с работой он продолжал успешно «гоняться» еще 1—2 года. В 1964-м Геннадий Николаевич получил звание почетного мастера спорта («международников» тогда не присуждали), а через год стал бронзовым призером чемпионата Европы в групповой гонке.

Но спортивную карьеру пришлось завершить в 26 лет. Родился сын, нужна была квартира, нужно было зарабатывать деньги. Днем будущий заслуженный тренер пропадал на работе, а ночью разгружал баржи и даже сумел накопить на «Москвич-408».

post-8-1234295434_thumb.jpg

Как гонщик, Павлухин уверенно чувствовал себя и на треке, и на шоссе. К последнему, естественно, испытывал большую симпатию — все-таки с него всё начиналось! Поэтому сначала Геннадий Николаевич тренировал спортсменов именно на шоссе, в паре с Леонидом Ивановичем Живодёровым. Но двум сильным личностям и крепким профессионалам не всегда было просто находить общий язык.

 

— Живодёров как-то сказал про нас, что два медведя в одной берлоге не живут. Этот намек был вполне понятен, и мне пришлось с ним согласиться. Так я перешел на трек. Часто приглашал в Омск спортсменов, которых примечал где-то на сборах, соревнованиях. Например, Серёжу Белоусова — приличного гонщика из Киргизии, Владимира Зырянова из Казахстана, Сергея Волостных из Узбекистана, помогал им поступить в институт. А Живодёрову, который там работал, иногда удавалось переманивать кого-то из моих ребят к себе на шоссе.

Но, конечно, Леонид Иванович не был эдаким «злым гением». Это он, вместе с Владимиром Селивановичем — многолетним завкафедрой велоспорта в институте физкультуры, стоял у истоков омского велоспорта. Я приехал в город уже более или менее приличным гонщиком, стипендия у меня была 42 рубля. Живодёров через председателя спорткомитета «пробил» мне еще 80 рублей. То, что омские гонщики так быстро вышли на уровень сборной СССР, — тоже заслуга Леонида Ивановича. Он был в хорошем смысле слова шустрый мужик, а может, где-то еще и везучий. Здорово ориентировался в обстановке! Его в сборной команде СССР «душили»: периферию всегда не очень любили. Главный тренер Леонид Шелешнев как-то сказал ему: «Лёня, ты занимайся в Сибири лыжами!» Но очень скоро Живодёров взял реванш, когда мы одним городом, одним Омском выиграли командную гонку на Спартакиаде народов. Между прочим, на той исторической для нас гонке только наша команда сумела финишировать вчетвером, не потеряв ни одного гонщика!

 

Рожден выступать на треке

Сборную области по треку Павлухин возглавил в середине 60-х. Работа с молодыми ребятами его по-настоящему увлекла. В чемпионате СССР омская команда, целиком составленная из воспитанников Геннадия Николаевича, выступала очень сильно. Жвавий, Нигомедьянов, Зырянов и Синицын сражались с более чем двадцатью командами со всего Союза, и всё время оказывались в пятерке лучших. Причем наша команда не была «составной», все гонщики представляли один город.

А, кроме того, Омск заметно уступал лидерам в качестве инвентаря. Момент немаловажный! Ведь советская промышленность не штамповала миллионами одинаковые для всех спортсменов велосипеды. Определенный выбор все-таки был. Существовали спецзаказы. Особо состоятельные регионы могли позволить себе приобрести бесшовные цельнотянутые трубы где-нибудь в Италии и сварить из них легкие, прочные рамы…

Как тренер, Павлухин всегда обладал безошибочным чутьем на таланты. Именно он «высмотрел» на областных сельских соревнованиях своего тезку, будущего олимпийского чемпиона Геннадия Комнатова. Но, попробовав его на треке, понял, что перспективный парень гораздо лучше раскроет себя на шоссе. Зато другой стремительно прогрессирующий спортсмен — будущий десятикратный чемпион Советского Союза, двукратный чемпион мира и участник Олимпийских игр Эдуард Рапп — прекрасно подходил для трека. Молодой гонщик начинал тренироваться у Виталия Путинцева, но через три года перешел к Павлухину. Вскоре неслучайные успехи Раппа убедили Геннадия Николаевича в том, что и его собственный переход с шоссе на трек был правильным решением.

post-8-1234295390_thumb.jpg

— Это был уникальный спортсмен: сильный, работоспособный, целеустремленный. И при этом очень упрямый! В 1973 году в Таллине шла подготовка сборной Союза к ЧМ в Испании. И тут руководство спорткомитета неожиданно отправляет меня главным тренером на Фестиваль молодежи и студентов в Берлин. Вариантов нет, собрал вещи и поехал… Возвращаюсь, Рапп лежит в холле в гостинице:

— Я бросаю гоняться!

Оказывается, за неделю, что меня тут не было, он устроил настоящую забастовку. То ли из ревности, то ли еще из-за чего. Тогда главным тренером был Ростислав Варгашкин — великий человек и мой большой друг, он до сих пор работает консультантом, а ему больше 70 лет! Так вот, я говорю:

— Что делать-то, Слава?

— Да не обращай внимания…

И точно, скоро начали нормально тренироваться. Но с Эдиком, несмотря на такие «завихрения», всегда было интересно работать, он был очень дотошный, заинтересованный: «А это как, а это почему?»

Кстати, на фестиваль в Берлин мы съездили удачно: из пяти золотых медалей не выиграли только одну — на тандеме было серебро. А дома мне Валерий Шимук, начальник отдела велоспорта в Спорткомитете, выдает:

— Я из-за тебя выговор получил.

— За что? Ты посмотри, сколько медалей!

— Да не в том дело, я ж не знал, что ты беспартийный! Нельзя было назначать тебя главным тренером.

Такие были времена …

 

На Олимпиаде 1976 года в Монреале чемпиону мира Эдуарду Раппу не повезло. Станков, которые выпускают гонщика на дистанцию, еще не было, и после команды судьи звучал чисто символический выстрел. Спортсмен наезжал на контактную полосу, тогда-то и срабатывал секундомер. Случилось так, что стартер прилично запоздал с выстрелом: Рапп уже успел пересечь колесом линию и запустить секундомер. Фальстарт. Поданный протест судейская коллегия отклонила, и чемпионом стал Клаус Грюнке. Позже, когда Клаус принимал Раппа и Павлухина у себя дома, он признался: «Когда Эдуарда сняли, я сразу понял, что стану олимпийским чемпионом».

Сейчас Эдуард Рапп живет в Германии. Часто созванивается с бывшим тренером и регулярно зовет в гости.

— Недавно рассказывал, как заключил с местными ветеранами договор о подготовке к стартам. А потом на самих соревнованиях их случайно обыграл! Контракт, разумеется, расторгли. Спрашиваю:

«Зачем же ты их обыгрывал?» — « Да… не удержался!»

 

Десять лет между Омском и Москвой

В сборную команду СССР Павлухина впервые привлекли в качестве тренера в конце 1970 года. Ему было чуть больше тридцати, но настороженного отношения к себе молодой специалист не почувствовал. Он очень быстро доказал старожилам свою компетентность, да и находить общий язык с людьми Геннадий Николаевич умел всегда. Официально его должность называлась «государственный тренер по Омской области». Это, естественно, не означало, что занимался он только омскими спортсменами. Например, именно Павлухин интенсивно работал с эстонцем Олегом Лядовым и выдающимся грузинским спринтером Омари Пхакадзе. Именно он «раскатывал» на мопеде будущих триумфаторов Мюнхенской Олимпиады тандемщиков Владимира Семенца и Игоря Целовальникова. Но главным специалистом Павлухин оставался всё-таки в подготовке гонщиков к гиту с места.

В своей работе Геннадий Николаевич всегда удачно использовал то, что сейчас назвали бы модным словом «ноу-хау». В 70-е годы в сборной страны, да и вообще в мире, гонщиков к гиту на тысячу метров готовили через спринт. Как это выглядело? Спортсмены стрелой пролетали первую половину дистанции, а оставшиеся 500 метров преодолевали кое-как. Павлухин же регулярно закаливал своих трековиков шоссейными гонками, вырабатывая в них выносливость. Этот простой и кажущийся очевидным прием давал потрясающие результаты. На чемпионате СССР в гите стартовало порядка сорока человек. На 333-метровом треке километр дистанции укладывался в три круга. После двух из них тот же Эдуард Рапп проигрывал, как правило, половине участников, однако на третьем круге экспрессом проносился мимо обессилевших соперников.

Звание заслуженного тренера РСФСР Павлухину присвоили в 1970 году. А еще через год, сразу после победы Раппа на чемпионате мира в Италии, — и всего Союза. С новыми успехами самого молодого заслуженного тренера СССР поздравил «Советский спорт».

В главной команде страны Геннадий Николаевич отработал три олимпийских цикла — без малого 10 лет! За это время сменилось 6 или 7 государственных тренеров, а Колчак (так называли Павлухина друзья по сборной) покинул свой «пост» только после Московской Олимпиады.

 

— Геннадий Николаевич, неужели Вам не жалко было уходить из сборной страны?

— Нет, не жалко! Я очень многому научился за эти годы и как тренер, и как человек. Работа в сборной - это очень хорошая школа, начинаешь лучше понимать жизнь, разбираться во всех «подводных течениях» большого спорта. Меня и после 1980 года не раз приглашали вернуться, потому что километр начал «проваливаться», но, честно говоря, я уже устал. Вот представьте себе, по десять месяцев в году проводить в командировках на протяжении 10 лет. Я не видел, как сын вырос! Бесконечные сборы, гостиницы, аэропорты, самолеты. Наездился в свое время так, что до сих пор об этом без содрогания вспоминать не могу! Почему в гости к Раппу до сих пор не выбрался? Для меня сейчас такие длительные путешествия — просто подвиг. Я лучше возьму внучек и спокойно отдохну у себя в деревне, в Малаховке.

— Раньше выезд тренера на соревнования вместе со спортсменом был нормой. Какие-то зарубежные поездки произвели на Вас, советского человека, особенное впечатление?

— Больше всего запомнилось, как перед первой такой поездкой, кажется, в 1969 году в Данию меня инструктировали люди из Комитета государственной безопасности. Просили быть предельно внимательным и не говорить ничего лишнего. А когда ехал на Олимпиаду в Мюнхен, дали два телефонных номера и предложили докладывать, если услышу или замечу что-нибудь подозрительное. Я говорю:

— Докладывать не буду!

— Ну, значит, не поедете!

— Значит, не поеду…

В итоге, правда, всё равно отпустили, потому что «надавили» откуда-то из Москвы. А вообще, мы там никому не были нужны, даже близко никто не подходил!

Конечно, от обилия товаров за границей глаза иногда разбегались. Это притом, что особенно падким на вещи я никогда не был. Но тут, чего ни пожелаешь, — всё есть. Покупали сувениры, качественные велотрубки, новые шлемы, майки, трусы, перчатки. Хотелось и одеться нормально. Помню, легально можно было увезти в Союз всего три вещи: одни джинсы, куртку и юбочку…

В самом начале девяностых один звонок из спорткомитета СССР мог круто изменить жизнь заслуженного тренера. Павлухина приглашали работать за границу, в тогда еще сравнительно мирный Ирак. Геннадий Николаевич начал было оформлять документы, но поднимать иракский велоспорт омскому тренеру так и не пришлось. Уже через несколько месяцев потенциальное место работы превратилось в арену боевых действий — в стране разразилась знаменитая «Буря в пустыне».

 

Талант работать, умение отдыхать

Тому, кто не привык стоять на месте, иногда бывает непросто «замереть» и позволить себе передышку. А ведь это тоже большое искусство! Как человек азартный и увлекающийся, Геннадий Николаевич всегда был неравнодушен к охоте.

 

— Для меня это… Моя жена однажды сказала: «Дом будет гореть, а ты, Гена, поедешь на охоту!» Больше всего люблю утиную, хотя приходилось и лося добывать. Эта тяга у меня от отца. Нас было четверо братьев, но никто не прикипел к этому делу так, как я. У меня пять единиц оружия, есть и нарезное, и гладкоствольное. Только вот на серьезную охоту я не выбирался уже пару лет, просто некогда. Зато в этом году, наконец, закончил строительство домика в Малаховке. Подсказывал строителям, что и как делать. Видимо, все-таки сказываются «начала» политехнического образования, да и жизненный опыт. Правда, дачный участок совсем запустили — жена тоже работает, следить за посадками временно перестали. С Аллой я познакомился после института, ей было 19 лет. У нас 7 лет разницы, а родились в один день. Вместе мы уже 43 года. Нас можно смело в Книгу рекордов Гиннесса заносить: это же уникальный случай, два Скорпиона прожили рядом столько лет (смеется)!

post-8-1234295460_thumb.jpg

— Геннадий Николаевич, а что сегодня заставляет Вас оставаться в строю?

— Просто мне хочется сделать для нашего велоспорта всё, что я еще могу для него сделать. И меньше всего хочу, чтобы у кого-нибудь был повод сказать, будто поколение «шестидесятников» недоработало, поэтому в российском велоспорте настали непростые времена. Сейчас почему упали результаты гонщиков в спринте? Раньше в сборной было 8—10 спринтеров со всего Союза, все они были у нас «в кулаке». Гонщики варились в одном котле, сражались между собой на тренировках. А теперь? Нет настоящей сборной команды, все работают «кустами», по своим городам. А за неделю до соревнований собираются и едут на ЧМ. Потому мы и выигрываем одну медаль, выступая в 17 дисциплинах. Чтобы дело пошло на лад, нужна единая команда, гостренер, тренеры по видам, нужно победить эту разрозненность.

 

Где второй Эдуард Рапп?

В рабочем кабинете Геннадия Николаевича висит календарь со снимками выдающихся советских гонщиков — олимпийских чемпионов. На календаре красуется занятная надпись, автору которой не откажешь в оригинальности. Президент Федерации велоспорта России Александр Гусятников интересуется у омского тренера: «Где второй Эдуард Рапп?»

Самые большие надежды на треке Омск сегодня связывает с именем Владислава Ольховикова. С гонщиком юношеской сборной страны, серебряным и бронзовым призером первенств России 2006, 2007 годов Павлухин давно работает по индивидуальному графику. В прошлом году связи Геннадия Николаевича позволили отправить Влада на стажировку в Санкт-Петербург, в авторитетнейшую школу Александра Кузнецова.

 

— В Питере с Ольховиковым три месяца работал олимпийский чемпион Виктор Манаков. Думаю, что Витя, с которым я пересекался в сборной, один из лучших специалистов страны. Парнем нашим Манаков остался доволен: трудолюбивый, неуступчивый, с хорошими данными, но… ребята, с которыми конкурировал Владька, гоняют совсем на других «машинах», вот он и проигрывает им самую малость. Мы недавно посчитали: карбоновые велосипеды, как у них, стоят 410 тысяч рублей, причем одна лопасть на колесо уже тянет на 92. Дорого! Но без этих трат мы так и будем уступать победителям доли секунды.

Домой из питерского чудо-интерната отпускают только на Новый год, распорядок дня железный. Группой гонщиков выехали на всероссийские соревнования в Москву. В 7-15 все уже сидят на велостанках в холле «Крылатского», никого будить не надо. У нас раньше как бывало? «Владик, одевайся, «каску» не забудь на тренировку…» Сейчас сам подбегает: «Геннадий Николаевич, надо качать велосипед, надо выходить на трек!» Вот она, дисциплина!

 

Безусловно, Геннадию Николаевичу по силам выпестовать еще не одного большого спортсмена. Он постоянно бывает на динамовском треке, его колоссальный опыт и практические советы одинаково ценят и молодые ребята, и зрелые тренеры. Что еще? Турнир на призы Г. Н. Павлухина уже не первый год значится в официальном календаре всероссийских соревнований и позволяет присваивать победителям «мастерские» звания. Сформировать призовой фонд турнира нередко помогают благодарные ученики.

А еще Геннадий Николаевич мечтает о том, чтобы в Омске появился крытый трек. Подобные спортсооружения у нас в стране наперечет, но и регионов с такими традициями в велоспорте, как наши, тоже немного.

 

— Казалось бы, где как не в Омске его построить?! У нас и так рождаются хорошие мастера: два олимпийских чемпиона, семь чемпионов мира, чемпионов Союза и не сосчитаешь. А на крытом треке их бы еще столько выросло! Я долго ходил по инстанциям, пытался что-то решить, вроде был близок к успеху. Даже летал в Москву и привез документацию, но сейчас всё снова заглохло…

 

Над решением столь же титанической задачи, но у себя в Питере, уже не первый год бьется другой заслуженный тренер страны Александр Кузнецов. К сожалению, результаты лучших трековиков России на последних чемпионатах мира специалисты признают более чем неубедительными. Это явный сигнал к тому, что строительство современных крытых треков в крупнейших велоцентрах страны — назревшая необходимость. А уж воспитать на них новых мастеров для Геннадия Павлухина и его учеников — лишь дело техники!

 

PS: Геннадий Павлухин воспитал 12 мастеров спорта международного класса: Эдуарда Раппа, Виктора Саблукова, Владимира Зырянова, Олега Нигомедьянова, Сергея Жвавий, Эдуарда Синицына, Сергея Волостных, Виктора Усольцева, Сергея Белоусова, Юрия Афанасьева, Василия Кудряшова, Олега Лядова и около пяти десятков мастеров спорта!

 

Текст: Артём Хомутских

Фото: Алексей Семёнов и из личного архива Г.Н. Павлухина

журнал "Это Спорт" etosport.ru

  • Upvote 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
Sign in to follow this  

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×